ПЕРЕВОДЫ
ГУСТАВО АДОЛЬФО БЕККЕР
Мне показалось, что это может быть любопытным. Вообще – переводы, это очень увлекательное дело. Ведь переводятся-то не слова и предложения! А чувства и мысли. А этого в словарях не найдешь!..

Перевод:


Ласточки снова вернутся весной
Дом на балконе устраивать свой
Шумно играя, заденут стекло,
Не понимая, что время – ушло.

Те, кто твоей любовался красой,
Те, кто узнал, как нас звали с тобой,
Те не вернутся, замедлив полёт,
Вcё изменяется. Время течёт…

Жимолость снова проснётся от сна,
Снова цветами задышит весна,
Снова утонет твой сад в красоте…
Но только цветы это будут не те.

Те, что мы видели вместе с тобой,
Те, что сияли прошедшей весной, -
Теми наш день уж отплакал давно.
Снова вернуться им не суждено.

Будет любовь. Будут снова слова
Касаться ушей твоих нежно, едва.
Может быть, сердце проснется опять,
Мне же отныне придётся молчать.

Я отрешённо, как богу, молюсь
Я в ту весну никогда не вернусь,
Как я любил!..
Пусть проходят года -
Так не полюбят тебя никогда!

(перевод с испанского, 2011)


Оригинал:

Volverán las oscuras golondrinas

en tu balcón sus nidos a colgar,

y otra vez con el ala a sus cristales

jugando llamarán;

pero aquéllas que el vuelo refrenaban

tu hermosura y mi dicha a contemplar,

aquéllas que aprendieron nuestros nombres,

esas … ¡no volverán!

Volverán las túpidas madreselvas

de tu jardín las tapias a escalar,

y otra vez a la tarde, aún más hermosas,

sus flores se abrirán,

pero aquéllas cuajadas de rocío,

cuyas gotas mirábamos temblar

y caer, como lagrimas del día …

esas … ¡no volverán!

Volverán del amor en tus oídos

las palabras ardientes a sonar,

tu corazón de su profundo sueño

tal vez despertará.

Pero mudo y absorto y de rodillas

como se adora a Dios ante su altar,

como yo te he querido … desengáñate,

así … ¡no te querrán!


Подстрочный перевод:

Снова будут темные ласточки

на твоем балконе свои гнезда вить,

и снова крылом в его стекла

играя постучат;

но те, которые замедляли полет,

чтобы полюбоваться твоей красотой и моим счастьем,

те, которые выучили наши имена,

те … не вернутся!

Снова густая жимолость будет

виться по ограде твоего сада,

и снова вечером, еще более красивые

ее цветы раскроются,

но те, покрытые росой,

на чьи капельки мы смотрели, как они

дрожат и падают, как слезы дня …

те … не вернутся!

Снова в твоих ушах будут звучать

страстные слова любви,

твое сердце от глубокого сна,

быть может, проснется.

Но немой, и отрешенный, и на коленях,

как молятся богу перед алтарем,

как я тебя любил … разуверься,

так … тебя не полюбят!

Rammstein "Amour"
Любовь, как дикий зверь, как барс

Бежит по следу, ищет нас.

То вдруг идёт как мягкий снег,

Почуяв: вот он, человек!

И вдруг одним прыжком – к тебе,

Оставив рану на губе,

Под рёбра – лапой. Коготь свой

Вонзая в сердце. В мир живой.



Любовь… Кто зверя приручит?

А зверь зубами всё стучит…



Любовь, как барс, как дикий зверь,

Кусает больно. Держит дверь

И не даёт тебе уйти,

Всего сжирая до кости.

И вновь идёт как снег, как тень…

Как в сказке: через год и день...

Пережевав тебя – плюёт

Из тёплых губ на хладный лёд.



Мурлычет сладко. Клык торчит.

Любовь… Кто зверя приручит?
АЛЬБЕРТ ЛОЧМЕЛИС "ЖАЖДУ ГРЯДУЩЕГО ДНЯ"
Жажду грядущего дня!

В прошлое мне не вернуться!
Пусть завтра колючки вопьются
И громы оглушат меня.

Жажду грядущего дня!

А вечер, как лёд над ущельем,
Грозит незаметным смещеньем.
Я мчу, водопадом звеня!

Жажду грядущего дня!

Я слово его ощущаю.
И яблоню ныне сажаю,
А плод на руке у меня!

Жажду грядущего дня!

Перевод с латышского, 1986
АЛЬБЕРТ ЛОЧМЕЛИС "ОЗОРНАЯ МЕЛОДИЯ"
В весеннем цветенье,
В пчелином гуденье,
В грохоте рек
Я начал свой век.

Тебе я противен?
Ужель примитивен?
И мрачные мысли
Угрюмо нависли?

Тревоги, заботы,
По горло работы…
— Зачем же ночами
Сидишь за стихами?

Тебе не отвечу
(Еще ведь не вечер).
Однажды в ночи
Попросишь: — Звучи!
АЛЬБЕРТ ЛОЧМЕЛИС "РАНЕНЫЙ"
Здесь нет никого, кто бы мог мне помочь.

Над полем боя сгущается ночь.

Шепчу, как в бреду: — Мне воды бы глоток!

И ночь подает мне с росою листок.

В грязи перепачканный клевер твердит:

— Навек здесь останешься всеми забыт…

Нет! Помощь близка! И упрямство и жизнь,

Как в капле росы, в моем теле дрожит.

Холодная тьма воздвигается вновь,

Глаза пеленою подёрнула кровь…

Частица народа есть в сердце моем,

Она говорит мне: — Держись! Не умрём!
RAMMSTEIN "ICH WERDE IN DIE TANNEN GEHEN""
Я в лес пойду. Туда, где встретил

Тебя – одну на целом свете

И покрывало темноты – не испугает.

Где же ты?

Неслышно птиц. И чёрный лес

Вонзился в пустоту небес…

И больно мне из темноты

Ответит эхо:

- Где же ты?



Здесь нет тебя. Я одинок.

Среди тропинок и дорог

Тебя найду. Но – вновь один,

Ведь мы не вместе. Нелюбим

тобой. И время не идёт:

и год как час, и час как год…

Вот счастье: в дней остаток мой:

Одно мгновение с тобой!