Я выжил!

Я выжил. Но в какой-то момент были сомнения.

С самого начала удивило то, что все три доктора натянули на лица маски.

- Думают, что я их не узнаю! – мелькнуло в уже затухающем сознании, – Врешь, стоматологи, не возьмешь!

Но они взяли.

Третий навалился на меня со спины и двумя холодными железками завернул мне за уши мои же губы.

А один из них, самый милый, пояснил, что «забор материала», т.е. моей собственной кости, будет произведён из нижней челюсти. 

И слева, и справа.

Кстати, сейчас нижние скулы раздулись и стали как у Шварца. (неггера). Выглядел бы вообще весьма мужественно, если бы вся рожа не была синей. Но об этом – потом.

Как вы понимаете, забору кости предшествовало её полное обнажение… Изнутри сделали два длинных разреза и растащили ткани в разные стороны. Наверно, я выглядел агрессивно… Шварцем-то я стал уже потом, а в этот момент я был скорее похож на хищника. Без шлема…

Забор производился традиционно – методом подпиливания. Только бормашиной. А уже потом – долблением молотком и стамеской. Но очень красивым молотком и очень красивой стамеской. Слава богу, обошлось без гвоздей и рубанка. Нет, всё-таки они – стоматологи, окончательно решил я.

Потом слева и справа разрезали верхнюю челюсть, чтобы положить (!) туда забранный снизу материал. Ну, его перед этим смешали с искусственной костью, но я этого уже не чувствовал. Только слышал. Потому что действие происходило на столе, за моей спиной.

По секрету скажу, что для «положить» нужно было обнажить и кость верхней челюсти. И слева, и справа. Слизистая трещала как арбуз. Спелый, хороший арбуз. Жаль, что записать этот звук я не смог – не взял диктофон. Но в следующий раз, когда будут обнажать мне кости – обязательно возьму диктофон. Ведь он может пригодиться и для последнего слова. Для завещания, то есть.

В общем, всё положили, куда надо. Губы из-за ушей сами возвращаться не хотели. Дали бы мне хотя бы подзатыльник, что ли?

Потом всё это безобразие зашили 22-мя швами. Не на швейной машинке, нет. Художественной штопкой. Разноцветными нитками. Чтобы красивее было. Наверное, они решили про меня, мол, вдруг он будет прямо сегодня вечером ухаживать за какой-нибудь девушкой, улыбнётся ей, и она скажет: – Ну, надо же, как красиво!

Я этим дядям был, конечно, благодарен за такую заботу.

И вот, смотрят доктора на меня удивленно тремя парами глаз! И не верят им!

- Жив, сука! – и переглядываются недоуменно.

- Чтобы с ним ещё такого сделать?

- А давай ему пару зубов ещё выдернем!

- Сдюжит?

- Посмотрим! Интересно ведь!

- Давай!

И выдернули! Чего бы не выдернуть?! Парни здоровые! Интересно ведь!

 А потом тот, над которым это всё производили, я, между прочим, к тому времени о себе только в третьем лице и думал, вдруг тихо молвил:

- Пиздец, товарищи, умираю!

Но слышно было только: – Иэ оаии уиаю!

Стоматологи оказались хорошими лингвистами. «аю» в конце предложения было дешифровано глаголом. Оно не совпало со словами: веселюсь, балдею – и товарищи достали танометр. Смотрят: 170 на 110, и молвят:

- Похоже, ему неважно!

Затем ловко всаживают пару уколов, перевернув больного вшестеро рук также шустро, как топляк багром.

Все четверо – довольны, особенно – больной, который спустя 3 часа выяснил, что последним швом ему пришили верхнюю губу к десне. В двух местах.

А, с другой стороны, и правильно. Натрепался за свою жизнь предостаточно. Пусть помолчит.

Отсюда, видимо, и происходит это наречие – одесную. На «у». (Шили всё же правой рукой!) Хотя у стоматологов оно может быть и глаголом.

- Знаешь, что я сейчас с тобой сделаю? Одесную!

 Как тут не вспомнить антоним этого «одесную», который замечательно подходит к моему состоянию: ошуюю!

В чём и признаюсь. Ошуел прилично.

Сажают меня в кресле, а я падаю обратно. Они-то думают, что мне лежать понравилось. Не дают. Один встал одесную (справа), другой ошуюю (слева), подняли меня – и давай тихонько к выходу подталкивать.

А третий сыплет буквами мелко, как горохом:

- Вы сейчас заплатите? Вы сейчас заплатите?

А я что? Из деревни что ли в город приехал? Я знаю, что за удовольствие надо платить. Ведь через 2 дня очень четко понял, что 22 шва имеют 44 остреньких хвостика, которые щекотали меня ещё несколько дней, но уже совершенно бесплатно.

А неделя еды через трубку?! Это же какой отдых желудочно-кишечному тракту! Тоже дорогого стоит! А отдых для горла? Говорить-то всё равно не мог. А умываться как здорово! Опускаешь физиономию вниз, раковина прохладным образом обхватывает её по периметру. Так что положительного масса!

А сейчас сижу, молча чищу и смазываю пистолет. Просто так. Время-то свободного – навалом!

И скоро поеду туда опять. Чтобы с врачами потом поговорить, мол, любезные, вы как себя чувствуете?

Комментарии:

  1. Комментарий by Алекс — 08.04.2013 @ 14:50

    История улет, недавно тоже делал такую же операцию, так сейчас сидел читал вспомнал свою и представлял вашу написанную с юмором… Так смеялся и плакал, так как смешно но швы тянут и даже от простой улыбки очень больно))) Пришили губу к десне хаха, хоть у самого так же ,но рассказанно классно)

  2. Комментарий by Женщина -Глагол — 15.05.2013 @ 12:27

    Читала рассказ и заливалась смехом. Особенно -»Вы сейчас заплатите?» и про пистолет. Этот человек не только умеет рассказывать, он и пишет великолепно!

Оставить комментарий