После Вознесенского

MOORE – Му:р, мооре, море. Здорово!

«О» солнца садится за непрозрачный край «О» Земли. Твои губы, как сложенное «о», тянутся ко мне. Круглые глаза смотрят растерянно. Эта буква меньше всего похожа на нас. Хотя ты – «О».

В этой букве всё закончено. Кольцо. Больше и дальше некуда – получатся другие буквы.

На ВДНХ, низко опустив голову, виноватые пони ходят по кругу. Что-то предрешённое в их «О».

Изо дня в день мы вырисовываем эти буквы: завтрак-обед-ужин, завтрак-обед-ужин. Работа-дом, работа-дом. О-о-о! Как стон из груди.

Я сажусь в центр «О». Удобная буква. Из-за неё можно выглядывать, как из-за забора. А ко мне – ни-ни! Калитки нет. Это – не «А».

Смешно-о!

Женщина рожает, стареет… Часто при этом неудержимо полнеют. Век такой? И вот, из домов выкатываются на улицу женщины «О». Кое-где мелькают латинские «i». По одежде ничего не поймёшь, но я догадываюсь: это – мужчины.

Ты мне показываешь язык. Зачем? Тебе не нравится «О»? Ты – «Q».

Если на диалектическую спираль посмотреть сверху, увидишь «О». А «О» сбоку выглядит отрезком, палочкой, восклицательным знаком без точки. Мужчиной без головы. А в фас – круглый как дурак, но это не ноль.

Метро чертит «О». На самом его верху – твоя остановка. И моя тоже. Ты выходишь внутрь, а я – наружу. Я бегу по этому «О» – оно стеклянной стеной встает передо мной. Я стукаюсь в него, перебираю по нему руками. Бегу, бегу… Метро охраняет тебя.

Я сажусь на четыре «О» моего маленького автомобиля. Пятое «О» приятно холодит руки. Я разгоняюсь – и разбиваю стеклянное «О». Здравствуй!

Давай не будет похожими на «О»! Давай не замкнемся! Давай вытянемся в спираль, сломаемся в «А», разорвемся в «Ы»? Давай, будем «Ю»?

Не пойдём туда, где уже были. Не вернемся к старым мыслям по-старому.

Знаешь, как тигры в цирке не любят горящие «О»? Но не потому, что боятся огня. Природе противна эта буква, в ней нет ничего абсолютно круглого.

Солнце. Оно рвётся, как сердце, протуберанцами чувства. Оно дрожит, пульсирует! Гелий? Водород? Ерунда! Оно – любит. И любовью притягивает в себе планеты, и, обижаясь на нас, садится на непрозрачный край сдавленного сверху и снизу «О» Земли.

(С) 1984 г.

Комментариев нет.

Оставить комментарий